Повод для вторжения на Украину Польше может дать Тайвань




Фото из открытых источников
Польский национальный характер – вещь взрывоопасная. Эмоции здесь слишком часто превалируют над разумом, что делает существование этой страны перманентно критичным. «Польша стоит беспорядком», – заявляют здесь гордо. Имя «кичливый лях» за века стало в России нарицательным. А имея в виду, что Польша при этом еще и, мягко говоря, не очень любит своих соседей (особенно немцев и русских), неудивительно, что польская история то и дело кончается разделом страны.
 
Нет, конечно, поляки – нация очень талантливая. Особенно в гуманитарной сфере. Польские писатели, художники, музыканты известны всему миру. Беда лишь в том, что буйные фантазии и разноцветные мечтания то и дело уносят поляка слишком далеко от реальности и слишком редко поверяются алгеброй. Что делает эту страну перманентно готовой взорваться бомбой.
 
Последнее становится в сто раз опасней потому, что это печальное свойство польского характера отлично известно коварным демонам польской души, которые умело используют это знание для своих целей.
 
Кто эти демоны, понять нетрудно. В Первую мировую они, правда, использовали другую «пороховую бочку» Европы – Балканы. Но уже перед Второй мировой вся палитра польского национального характера была отыграна на 100 процентов. Это и данные Англией полякам «гарантии безопасности», и раздувание ажиотажа в польской прессе, и подначивание военных, так что на пике немецко-польского кризиса, в ответ на увещевания немцев мирно решить проблему Данцига, польский маршал Ридз-Смиглы угрожал Германии в две недели взять Берлин при помощи конницы. Всем известно польское слово на букву Г – гонор. Всем известно и то, чем кончилось дело всего через месяц. В конце 1980-х через то же «слабое место» Польши разрушали соцлагерь. 
 
Это краткое вступление понадобилось для того, чтобы обратить внимание на вновь поднявшийся градус польской эмоциональности. А когда ситуация там становится взрывоопасной, мы вынуждены держать руку на пульсе, прекрасно понимая, что и вечный польский демон не дремлет.
 
Кажется очевидным, что почти с самого начала СВО поляки явно ищут предлоги зайти на Украину. И чем дальше, тем мечта полакомиться украинскими территориями разгорается в польской душе все сильней. Можно даже почти не сомневаться в том, что так или иначе, но это, в конце концов, произойдет. Проблема по большому счету формулируется так: жадность «гиены Европы» не должна стать взрывателем новой мировой войны.
 
Если я правильно понимаю, то до сих пор вожделения поляков сдерживает лишь ясное понимание того, что как только польские войска перейдут границы Украины, туда же выдвинутся войска с территории Белоруссии. Дай Бог, как говорится, чтобы это осознание и дальше охлаждало пыл польских властей, я же просто хочу обратить внимание читателя на высказывания польского руководства, обновляющиеся чуть ли не каждый день.
 
Так, 29 ноября замминистра обороны Польши Марчин Очепа заявил, что вероятность войны, «в которой мы будем принимать участие… слишком высокая, чтобы мы могли рассматривать этот сценарий исключительно гипотетически… Если существует как минимум 30-процентная вероятность возникновения чего-либо, я лично начинаю к этому готовиться… Сейчас очень высока вероятность войны с участием НАТО, как и конфликта Китая с США».
 
Хотя президент Анджей Дуда утверждает, что «не хотел бы допустить войны с Россией». Но он ведь и должен это утверждать, в то время как зам «третьей головы» может себе позволить выговаривать «бессознательное» польской власти более открыто. Да ведь и понятно, что Польша «не хотела бы войны с Россией», Польша просто хочет кусочек Украины: немного Львовской, немного Ивано-Франковской и побольше Тернопольской областей.
 
Неслучайно «бессознательное» польской власти проговаривается и о «вероятности конфликта США с Китаем». Понятно, что в случае эскалации вокруг Тайваня на порядок возрастет неопределенность с самой Европой, сильно завязанной на Китай. Всякое же повышение турбулентности чревато… и новыми возможностями, не так ли? Предположим, Китай атаковал Тайвань. Следом Германию начинает лихорадить так, что она теряет всякую бдительность. Америка по уши занята в Тихом океане. Контроль НАТО над Восточной Европой ослабевает (англичане при этом искусно разыгрывают собственные карты). И вот в нарастающем хаосе мечты о великой Польше od morza do morza расцветают гирляндами, искушение зайти на Украину становится непреодолимым.
 
Неслучайно Сергей Нарышкин, директор российской Службы внешней разведки, в очередной раз 1 декабря высказал свои опасения: «Президент Польши Дуда дал профильным службам указание оперативно подготовить официальное обоснование польских притязаний на Западную Украину». Тот самый Дуда, который «не хочет» войны с Россией.
 
Если Дуда действительно дал отмашку своим офисам готовить спецоперацию на Украине, то лучше бы, конечно, прежде поговорить с Москвой. Договориться, в принципе, можно. В ином случае понятно, чем все это чревато: непосредственной войной с НАТО, и, прежде всего, континентальной Европой.
 
И мы должны хорошо понимать: что бы ни говорили сегодня англичане и американцы о нежелании идти на непосредственный конфликт НАТО с Россией, история учит нас тому, что всегдашней формулой англосаксонской политики остается именно эта: столкнуть Россию и Европу (Россию и Германию, прежде всего), чтобы пожать затем плоды победы. Никогда не должны забывать мы и о том, что главным врагом России на протяжении веков остаются именно англосаксонские элиты. А чтобы ничего плохого не произошло, надо строго присматривать за самыми неадекватными и «легкими на подъем» фигурами на «Великой шахматной доске» – поляками.
 
Источник